Вакцины терпят поражение

Вакцины терпят поражение

Инфекций становится все больше и больше. Специалисты не успевают разрабатывать способы борьбы с ними. Чем это нам грозит в ближайшем времени, рассказывает заслуженный врач Российской Федерации, главный инфекционист Минздрава России, заведующий кафедрой инфекционных болезней Российской медицинской академии последипломного образования, профессор Мэлс Хабибович ТУРЬЯНОВ.

— Мэлс Хабибович, что случилось, казалось вот-вот и мы победим инфекции. Но сегодня ситуация совсем другая. Почему?
— На протяжении всего двадцатого столетия врачи трудились под лозунгом «ликвидации инфекционных заболеваний» и, казалось бы, одерживали победы за победами. Медики убеждались в том, что, создав эффективные вакцины и проводя поголовную вакцинацию населения, можно обеспечить надежный контроль за той или иной массовой инфекционной болезнью. Стали даже говорить о полной ликвидации какой-то инфекции.
Увы, сегодня совершенно ясно, что ни о какой ликвидации речи быть не может, все это иллюзии. Да и о надежном контроле над инфекциями пока лишь можно только мечтать.
Удар по «шапкозакидательским» настроениям был нанесен в 1991 году, когда в нашей стране разразилась крупнейшая эпидемия давно уже, казалось бы, «побежденной» дифтерии. Причем — и это далеко не случайно, — она совпала с развалом Советского Союза и начавшейся у нас разрухой. Нет сомнения в том, что здесь сыграли свою роль и стрессовые ситуации, и ухудшение жизни населения, и другие факторы, ослабляющие иммунную систему. — Это что же, получается, что в любое время можно теперь ожидать эпидемии чего угодно, даже оспы?
— Даже и ее. Кстати, раньше полагали, что возбудитель этого заболевания живет и развивается только в организме человека. Но оказалось, что его носителями могут быть и мелкие грызуны. Так, например, ни для кого теперь не секрет, что этот вирус может накапливаться в организмах кустарниковых крыс, обитающих в Южной Америке. Страшно даже представить, что будет, если человек вторгнется в обиталище этих животных. Кроме того, всем известно, что живой вирус натуральной оспы хранится в «коллекциях» двух научных лабораторий — российской и американской, а возможно, и где-то еще. Я пессимист и не исключаю возможности, что какому-то человеку с помутившимся рассудком или биотеррористу заблагорассудится выпустить эти вирусы на волю. А вакцинального иммунитета к этому заболеванию у нас нет уже с 1980 года.
Да и без этих страстей становится не по себе, когда знакомишься со статистикой заболеваемости клещевым энцефалитом, узнаешь о все новых вспышках крымской геморрагической лихорадки, других заболеваний, когда-то уже давно «взятых под контроль».
— А я-то думал, наш с вами разговор пойдет о новых заболеваниях, которые в последние годы нам преподносит Природа.
— Вопрос в том, какие заболевания можно считать новыми. В большинстве случаев симптомы болезней, то есть страдания людей по их причинам, врачам были знакомы, однако не были известны возбудители этих недугов, и медицина не знала, как к ним подступиться. Таких «новых» возбудителей за последние 30 лет открыто более пятидесяти.
Самый наглядный пример — гепатит, который уже десятки лет известен как «желтуха», или «болезнь грязных рук». Следом за нашим старым знакомым — гепатитом А, возбудитель которого, как считается, уходит из организма вместе с желтизной кожи, стали открывать все новые формы этой болезни — гепатиты В, С, Д, — а сегодня их насчитывается уже одиннадцать. Среди них самый тяжелый — гепатит С, он ничем не «лучше» СПИДа. Это заболевание, «опрокинутое» в будущее. Через 25 — 30 лет больной погибает от цирроза печени, потому что все ее клеточки оказываются замещенными рубцовой тканью.
Иными словами, мы сегодня совершенно неожиданно для себя обнаружили, что перечень инфекционных заболеваний, к которым мы привыкли и с которыми якобы научились бороться, будет постоянно дополняться все новыми и новыми наименованиями — а это огромная проблема с точки зрения диагностики, профилактики, создания вакцины, ознакомления со всеми этими материалами лечащих врачей.

— Интересно, насколько или во сколько раз может увеличиться этот перечень?

— Совсем недавно под руководством Всемирной организации здравоохранения было проведено очень интересное исследование. Отбирались пробы в разных уголках земного шара. Исследовались жерла вулканов и поверхности океанов, джунгли и тайга, реки и озера, растения и животные. Для анализа полученных материалов применялись новейшие приборы и технологии. Результаты оказались ошеломляющими: за 120 лет существования наша научная микробиология открыла всего лишь 0,4 % того микробного «пейзажа», который существует воистину.

В последние годы сделаны и другие важные открытия. Оказалось, что во внутренней среде человека на каждую живую клетку его организма — тканей, крови — в среднем приходится по 10 инородных микробных тел. Впору подумать: кто же мы? Без одних микробов мы не можем обойтись, другие для нас чрезвычайно вредны, а третьи как бы «нейтральны», но могут оказаться очень опасными, если ослабнет наша иммунная система. И вот еще, что настораживает. При исследовании генома человека, — а это примерно 100 000 генов, которые определяют наш характер, группу крови, цвет глаз — оказалось, что один процент из них очень похож на ретровирусы. А нам ведь теперь известно, что один из ретровирусов — возбудитель СПИДа, который грозит «поставить на колени» все человечество.

Вот и судите, сколько еще сюрпризов может, как вы говорите, преподнести нам Природа.
— В печати стали появляться сообщения еще и о каких-то медленных инфекциях. Это что, тоже какие-нибудь «новинки» микробного мира? — Отнюдь нет, многие из них — наши старые знакомые, которые, однако, оказались намного опаснее, чем мы о них думали.
По старым представлениям, инфекционное заболевание может протекать либо в острой форме, либо в хронической. Предполагалось, что когда человек выздоравливает, его иммунная система вычищает из организма возбудителя болезни.

Теперь выясняется, что у некоторых людей, перенесших инфекционные заболевания, — не суть важно какие, — возбудители никуда не уходят. Они находят в организме укромные уголки, спокойно там живут и размножаются — годами, а то и десятилетиями.
Человек может даже и не подозревать об их существовании в его организме. А потом он вдруг тяжело заболевает, причем это новое заболевание не имеет ничего общего с первым. Очень часто медленные инфекции приводят к гибели больных или, в лучшем случае, делают их инвалидами.
Медики пока еще только знакомятся с медленными инфекциями, ищут и находят все новые доказательства причастности тех или иных возбудителей к возникновению тяжелых заболеваний — соматических, психиатрических, эндокринологических, даже онкологических. Но уже сегодня в этом «уличены» около 50 вирусов.

Возьму конкретный пример — корь. Оказалось, что если непривитый малыш инфицируется вирусом кори до полутора лет, то велика опасность, что этот вирус, вызвав, как ему «положено», острую форму заболевания, потом еще лет 8 — 10 будет благоденствовать в организме. И в результате столь длительного его присутствия у ребенка как бы ни с того ни с сего может развиться жуткое мозговое заболевание — коревой панэнцефалит. Особое внимание женщин я бы хотел привлечь к проблеме «беременность и инфекции». Сегодня у нас имеются службы здорового образа жизни. Молодым людям, собирающимся вступить в брак, они говорят: если у вас имеются сифилис, гонорея, цитомегаловирусы, хламидии, то давайте мы вас пролечим, а уж потом вы будете воспроизводить потомство. Однако многие опасные вирусы пока еще остаются вне поля зрения этих служб. Допустим, женщина — носительница вируса гепатита В. У нее нет ни желтухи, ни увеличения печени, она не испытывает никаких страданий и считает себя совершенно здоровой. Но если она становится матерью, то в 100 % случаев вирус попадет в организм младенца. Ребенок будет расти как бы здоровеньким, и никому даже в голову не придет, что в его организме развивается медленная форма этой болезни. А к 25 — 30 годам гепатит даст бурную вспышку, и молодой человек погибнет от цирроза печени. Убитая горем мать даже и не узнает, что виновницей смерти сына была она сама. Микроб геликобактер долгое время был известен как возбудитель диареи, то есть поноса. Но с течением времени стало ясно, что микробы этой группы являются причиной медленных патологических процессов, которые приводят в конечном итоге к язвенным заболеваниям или даже к раку желудка. Кстати, совсем недавно Всемирная организация здравоохранения выпустила документ «Инфекционные агенты и рак», в котором констатировала, что 87 % онкологических заболеваний связаны с теми или иными бактериями, то есть являются следствием медленных инфекций. Это колоссальной важности заявление.

Ведь теперь мы знаем, что при большинстве раковых заболеваний незачем делать операции и искать метастазы, а следует лишь правильно поставить диагноз и назначить больному антибиотики, убивающие возбудителя данного заболевания. ВОЗ заявляет, что, обеспечив профилактику геликобактериоза, гепатитов В и С, можно сократить заболеваемость раком на 15 %, а иными словами — спасти полтора миллиона землян.
Изучая медленные инфекции, вирусологи уже вторгаются и в «святая святых» медицины — кардиологию.
Всем известно, что самая частая причина смертей на земном шаре — это атеросклероз. Теперь получены весомые доказательства того, что поражение стенок сосудов, не важно где — головного мозга, миокарда, артерий, — происходит не без участия хламидии пульмонис — бактерии, которая прежде была известна лишь как возбудитель трахомы. Это открытие раскрывает новые возможности в профилактике инфарктов и инсультов.
— Таким образом, новый поворот событий в вирусологии принес не только огорчения, но и надежды на лучшее.
— Говоря о надеждах, мне хотелось бы упомянуть прионовые инфекции. Это тяжелейшие заболевания, при которых разрушаются нейроны, мозг превращается в губку. Происходит распад личности, человек быстро погибает. Возбудитель такого заболевания — не бактерия и не вирус, а особый белок.

Самое интересное заключается в том, что ученые нашли большое сходство развития прионовых инфекций с процессом естественного старения человека. Таким образом, можно сделать вывод, что старость -это тоже медленная прионовая инфекция: на каком-то этапе жизни срабатывает определенный ген, в организме начинают вырабатываться соответствующие прионы, и с течением определенного времени начинается процесс его разрушения. Разгадав суть этого явления, японские медики разработали программу профилактики старости — продления жизни как минимум до 180 лет, и поставили перед собой цель к 2030 году решить проблему бессмертия. И мне эта их программа не кажется фантастичной.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Один комментарий на запись: “Вакцины терпят поражение

  1. Аня

    Про все вакцины сказать конечно не могу,но то,что от гриппа вакцинироваться я никогда не буду и от клещевого энцефалита тоже,это однозначно!Потому как и гриппом я заболела и после укуса клеща мне пришлось пить реаферон липинт,для профилактики энцефалита,и все это после прививки!Поэтому,сто раз подумайте,прежде чем прививаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *