Тайное массовое отравление во второй школе Качканара

Тайное массовое отравление во второй школе Качканара

В школьной столовой дети и педагоги ели борщ, пюре с котлетой, чай с булочкой. На следующий день у них началась тошнота, рвота и понос. Еще и температура на фоне всего этого, — рассказывает отец старшеклассницы Анатолий. — Отравление случилось, и никто нам не говорит о причинах, по которым оно произошло. И якобы никто не знает, почему это произошло, никаких объяснений. В санитарно-эпидемиологическую станцию звонил, там тоже тишина, никто ничего не говорит.

Он говорит, что пострадали ученики десятых и одиннадцатых классов вместе с учителями.

— Они все ели одно и то же. Просто у старших классов иное меню, поэтому средние и младшие классы не отравились. На следующий день в классе моей дочери пришло в школу только восемь человек из двадцати. Остальные остались дома и не смогли выйти.

Дочь Анатолия тоже смогла пойти в школу.

— Она только два дня отлеживалась, не могла ничего есть. Даже воду пить не могла. Только попьет и сразу начинается рвота. Была сильнейшая боль в животе. Сейчас уже чувствует себя лучше. Начала есть только в воскресенье.
Отец рассказывает, что у умывальников в столовой нет мыла, и дети ополаскивали руки просто под водой.

— Раньше в школах даже висели плакаты «Мойте руки перед едой!», а теперь их нет.

Теперь дочь Анатолия и другие дети вряд ли будут есть в школьной столовой. Сейчас большинство из отравленных уже пошли на уроки.

— Почти всех детей выписали, но знаю, что одному мальчику больничный продлили, — продолжает он. — А диагноз в справке поставили «Острая респираторная вирусная инфекция, ОРВИ». Почему именно ОРВИ, я не понимаю. В СЭС мне сказали, что они в курсе и над этим делом работают, но что они там делают и почему об этом все молчат, мне тоже непонятно. Думаю сейчас о том, чтобы обратиться в прокуратуру. Дочери причинен вред здоровью, и за это должен кто-то нести ответственность!

Схожую ситуацию описала другая родительница — дочь Ирины Даниловой (имя изменено) учится в десятом классе.

— Ребенок у меня до сих пор на больничном, врачи ее не выписывают. На следующий день после отравления моя дочь не смогла прийти в школу, ей было очень плохо. Также не пришли в школу еще несколько детей. Врача мы не вызывали, он сам к нам домой пришел. Видимо, врача вызвала школа, поскольку многим детям стало плохо, вот врач и стал ездить по домам детей. Медик спрашивал, мол, почему не вышли в школу. Мы объяснили, что у дочери сильно кружится голова и ее тошнит. Он сказал, что будут искать причины. Дочь держит связь с одноклассниками, поэтому мы знаем, что отравление было массовым.

Бабушка дочери Елены работает на кухне в одном из детских садов города.

— После отравления во второй школе в ее в садике быстро обследовали всех работников. Странные дела стали происходить. А причины этого отравления до сих пор никому неизвестны. Еще и анализы моей дочери все никак не могут проверить, ждем результатов и пропускаем школу.

Мать рассказывает, что дочь сейчас чувствует себя хорошо, но ее держат на больничном из-за анализов.

— Получается, что сейчас она у меня будет отставать в учебе, — расстраивается она.

Елена пыталась узнать хоть какую-то информацию о произошедшем случае — писала в социальных сетях, но нашла только родителей других пострадавших детей. Среди них оказались те, чьи дети по-прежнему находятся на больничном из-за рутины с анализами.

Все в недоумении от того, что ситуация замалчивается на всех уровнях. В том числе и учителями, даже из других школ.

— На прошлой неделе мне позвонила знакомая учительница из второй школы, — рассказывает педагог одного из образовательных учреждений города. — Мы часто перезваниваемся с ней по рабочим вопросам. Так вот, она мне рассказала, что тоже стала жертвой этого массового отравления. Ей было так плохо, что она реально думала, что умрет. Еще она рассказала, что в школьную столовую приезжали несколько инстанций, назвала Роспотребнадзор, прокуратуру и управление образованием. Они приезжали, чтобы проверить — какой химией отравили людей. Но это не точно, что именно эти структуры были. Но то, что без внимания это не оставили, точно. Другой вопрос, кому выгодно, чтобы об этом все молчали, и кого пытаются покрыть в этом вопросе?

Она рассказывает, что отравленным учителям строго настрого запретили что-либо говорить на эту тему.

— Я там еще одну учительницу знаю, у которой ребенок учится там же. Она мне сказала, что им нельзя на эту тему говорить, информация о происшествии стала закрытой. Но у нее сын теперь в этой столовой не ест, он с собой еду из дома носит.

Начальник Управления образованием Марина Мальцева случай отравления во второй школе отрицает.
— Никакой информации по поводу какого-либо происшествия ко мне не поступало, — уверяет она. — Обращений в больницу также никаких не было. Официально к нам никаких вопросов от ЦГБ и других инстанций не поступало. Возможно, единичные случаи отравления у кого-то и случались, но массового ничего не было. Вторая школа продолжает работать, как работала, все на своих местах.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *